Новости
/ Академик Аганбегян «зарядил» симпозиум УИУ РАНХиГС на поиск техно-прорывов и народосбережение

Академик Аганбегян «зарядил» симпозиум УИУ РАНХиГС на поиск техно-прорывов и народосбережение

24
ноября
2021
Академик Аганбегян «зарядил» симпозиум УИУ РАНХиГС на поиск техно-прорывов и народосбережение

В Уральском институте управления – филиале РАНХиГС 23 ноября завершился первый день работы международного симпозиума по устойчивому региональному и городскому управлению «Государство. Политика. Социум». Основной доклад на этом главном научном событии года сделал академик РАН Абел Аганбегян (онлайн трансляция из США). Гуру экономической мысли проанализировал периоды развития экономики России за последние тридцать лет и подробно остановился на периоде с 2012 по 2021 годы.

По словам академика Аганбегяна, 2012 год был последним годом кризиса, начавшегося в 2009 году. В целом россияне могли и имели право тогда оптимистично смотреть вперед. Седьмого мая 2012 года Президент издал свои знаменитые указы о поддержке работников социальной сферы. Была зафиксирована самая низкая годовая инфляция за всю историю новой России. В том году мы заняли на мировом финансовом рынке 100 млрд долларов. Казалось, что вот-вот мы сделаем рывок роста вплоть до 2020 года. И никто даже не сомневался в этом. Но по факту мы погрузились в стагнацию и в первый же квартал 2014 года экономика рухнула на минус 0,6 процента (ВВП). Экспорт сократился, хотя цена на нефть не снизилась. Промышленность показала нулевой рост. Впрочем, реальные доходы еще продолжали расти. Но вскоре появились санкции после присоединения Крыма, и стагнация усугубилась. А 2015 год – это год рецессии, экономика снизилась. И хотя в конце года цена на нефть выросла с 20 до 60-80 долларов за баррель, и вновь казалось, что страна теперь просто обязана «выпрыгнуть из стагнации» и перейти к экономическому росту, но – увы, этого не удалось. Нас ждал коронавирус…

Академик Аганбегян считает странным, что причины затяжной стагнации последних лет нигде и никогда толком не обсуждал. Потому и официальной оценки, как же страна погрузилась в длительную стагнацию, нет. Сам докладчик видит главной причиной стагнации снижение на 30 процентов госинвестиций и инвестиций гос. корпораций в проекты развития. Почему они снизились? Каждый может что-то свое объяснить: бюджет рассказать про Олимпиаду, Газпром и Росатом про происки внешних врагов в Европе и Азии, РЖД про борьбу с расточительной политикой времен Якунина. «Все вроде бы по-своему правы, а в целом получается безобразие», - горько пошутил Абел Аганбегян. И продолжил: «А если вы сокращаете инвестиции, если сокращаются долларовые займы (из-за санкций), то вы меньше инвестируете в основной капитал и вынуждены сокращать коэффициент выбытия основных фондов. У нас в промышленности 23 процента машин и оборудования работают сверх сроков эксплуатации – понятно, какого качества продукцию дают и понятно, что на таком оборудовании не повысишь производительность труда».

Масштабное сокращение инвестиций в развитие и, прежде всего в инфраструктуру (до сих пор в России 40 процентов жилья не имеет горячего водоснабжения, процент домов, не знающих канализации, позорно высок для страны XXI века) практически совпало с пандемией коронавируса и вынужденными санитарными ограничениями деловой активности, снижением реальных доходов граждан. «У нас не просто стагнация, а стагнация со снижением уровня жизни – этим она опасна, а также тем, что вызывает негативные тренды».

Кризис от пандемии, по Аганбегяну, совершенно особый: его необычайность в том, что властям всех стран приходится выбирать между финансовой устойчивостью и необходимостью возмещения выпадающих доходов своих граждан. «Мы в России пособие по безработице имеем ниже прожиточного минимума - 8 тысяч рублей против 12-ти, а оно должно составлять в три раза больше по опыту стран примерно такого же уровня развития как Россия. Выбор в пандемию коронавируса очевиден: или мы идем на расходы, в ущерб экономике (как в ЕС, в США) – то есть тратим любые доступные финансы, влезаем в долги, которые, к слову, у всех стран резко выросли, но не даем упасть доходам граждан, либо сохраняем капитал и теряем в народонаселении. Вот выбор: либо - либо. У нас произвольно так получилось – вариант номер 2. Мы не знали, что так все обернется. Мы сумели мало снизить экономику (всего на 3 процента, тогда как страны ЕС в два раз больше экономику обвалили, чем мы), а финансы не только не снизили, а прирастили даже (у нас будет в этом году триллионный профицит бюджета страны). И банки приросли рекордно – прибыль составит 11 процентов. Мы финансовую экономику сохранили. Но что мы принесли в жертву? А вот что: страна вступила во второй демографический кризис – смертность у нас превышает рождаемость, а ведь сравнительно недавно было наоборот. С 2012 по 2016 годы в России сохранялся естественный прирост населения. А с 2016 года рождаемость стала постепенно сокращаться. И она сокращалась до 2021 года. Число умерших тоже сокращалось. Но кризис пандемии превратился в демографическую катастрофу – колоссально выросла смертность: убыль населения в 2019 году составила 506 тысяч человек, а в нынешнем году этот страшный показатель составит 880 тысяч человек нашего населения. А ведь сохранность, сбережение народа - это приоритет власти. Так не раз заявлялось на самом высоком уровне».

Далее именитый академик привел несколько цифр, от которых мороз бежал по коже (как признался сам Абел Гезевич, он только и делает целыми днями, что анализирует официальные данные, «а больше ничем не занят»). Итак: по уровню смертности в расчете на миллион жителей мы стали лидером среди всех стран мира. Это в 1,5 раза выше, чем в США в расчете на миллион населения. И в четыре раза выше, чем в Германии. У нас самое большое сокращение численности населения (а каждый умерший человек – ощутимая потеря для экономки). Мы принесли в жертву и реальные доходы живого населения – так как у нас, они не снизились в коронавирусный период нигде в мире. На основе статистических данных академик показал: так как у нас и продолжительность жизни не сократилась нигде в мире. Что дальше? Аганбегян не был бы великим экономическим мыслителем, если бы не предложил технологичный и гуманный выход из положения. На его взгляд, следует совместить социально-экономический рост, демографический подъем и инвестиционную активность субъектов экономической деятельности. Акцент сделать на инвестиции в инфраструктуру нового поколения и экономику знаний (НИОКР, открытия, ИТ-разработки) и развитие сельских и поселковых отдаленных от столиц территорий.

И не жалеть денег, ибо «кризиса хуже уже не будет». Докладчик привел слова Наполеона о том, что богатство состоит не в накоплении роскоши, а в использовании ее на благо, а «мы в этот кризис совсем не использовали золотовалютные резервы». Нужно поднять на 10 - 15 процентов реальные доходы населения, повысить средние зарплаты, повысить в два раза размеры пенсии, в три раза размер пособия по безработице. А - главное – нужно форсировать объем инвестиций в экономику знаний, в технологические инновации в промышленности, в транспортной инфраструктуре, логистике и других перспективных отраслях производства и сферы услуг.

О том, как можно развивать и совершенствовать процессы в общественной жизни, экономике и производственной деятельности, рассказали в тот день и другие докладчики симпозиума, которые находились в столице Урала, а также в Нидерландах, Чехии и Австрии. Академик РАН Виктор Руденко проанализировал с высокой трибуны Ученого совета УИУ РАНХиГС влияние цифровизации на процессы выборных технологий и реализацию права граждан на высказывание по тому или иному вопросу (самобытен и ярок здесь опыт Эстонии). Член-корреспондент РАН, директор Центра социально-экономических исследований УИУ – филиала РАНХиГС Евгений Попов предложил к обсуждению теорию экосистемного анализа - как способ выявления экономических взаимосвязей, что важно для эффективного проектирования экономической политики где угодно, системной работы со стейкхолдерами и точного выбора инструментов опосредованного влияния.

Умелое сочетание экономических целей и социальных благ показали на примере «умных городов» (Нью-Йорк, Копенгаген, Амстердам и др.) европейские эксперты, которые работали на симпозиуме в режиме онлайн.

24 ноября симпозиум продолжит работу в формате секционных заседаний.

Темы секций:

- Цифровая трансформация общества

- Аутентичность безопасности личности и общества

- Социальное пространство современного города

- Управление развитием умных территорий

- Устойчивое развитие регионов. Доступ по ссылке: https://us02web.zoom.us/j/83705041604

Идентификатор конференции: 837 0504 1604, Код доступа: rum2021




<<



Анонсы

Все анонсы


Контакты

Схема проезда
Справочная служба
Телефон: +7(343)257-20-40

Директорат
620144, г.Екатеринбург,
ул. 8 Марта, 66
Телефон: +7 (343) 257-20-05
Факс: +7 (343) 257-44-27
E-mail: ui@ranepa.ru
Приемная комиссия
620144, г.Екатеринбург,
ул. 8 Марта, 66
Телефон: +7 (343) 251-77-44
8(800)300-82-46
+7 (902) 502-77-78
E-mail: priem-ui@ranepa.ru
Пресс-служба
Телефон: +7 (343) 251-74-55
E-mail: press-ui@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления